Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:08 

Из закромов Имперской библиотеки

Аэлирэнн
Потихоньку выставляем то, что было написано к игре.

Мифы и легенды
(в книжечке они были в другом порядке и не все, но там я "верстала" всё это дело, чтобы получилась именно книжечка, - шоб красиво)) и - да, не всё здесь правда от начала до конца, но ведь - на то они и мифы... Идеи генерировал мастер по миру, мне же оставалось лишь оформлять их литературно)


1. Монеты Шута
Ходит по свету Первый Шут, бессмертный и весёлый, заглядывает в сердца людей, узнавая их потаённые желания, и смеётся над ними. Если чьё желание ему понравится, то может он и шутку отмочить - подарить бедолаге свою монетку. На первый взгляд - монетка как монетка, золотая, с номиналом. Вот только на оборотной её стороне - никакой не герб, а колпак с бубенчиками отчеканен. И где только не находят эти кругляшки! И в кармане, и в шкафу, и за шиворотом кому-то попадалась, и на дороге просто лежала, а то и в запертом ящике стола проявлялась. А в окрестностях всегда видят невысокого рыжего паренька, который вечно от посторонних взглядов глаза прячет. На дороге-то её и обойти можно, отказаться от шутки. Но уж коли взялся за неё голой рукой или просто кожей коснулся - всё, считай, приехали. Рассыпется мелкой золотой пылью и растворится под кожей. После этого сбудется твоё самое заветное, потаённое желание, о котором ты можешь знать, а можешь и не знать вовсе. Никогда не угадаешь, какое желание Шуту по душе придётся. Вот только сбудется оно порою так, что лучше бы и не сбывалось. Потому что шутки у Шута хоть и добрые, а бывает такие, что можно и света невзвидеть.
Был один такой паренёк - в Клоаке, говорят, жил, - который уж очень хотел мастерство воинское превзойти и стать самым-пресамым искусником этого дела. Только не судьба была ему, уж очень хил да болезнен. А вот нашёл монетку как-то на ночь глядя, под подушкой лежала, только руку сунул. Сам не понял, что стряслось, да и заснул. А утром проснулся - и сам себя не узнал. Пропал паренёк, как есть пропал, девица вместо него из-под одеяла вылезла. Гордость мужская куда-то делась, зато всё девичье - будьте-нате! Вот только девица сия такого шороху на Гильдию Убийц навела, что даже бывалые головорезы глаза большие делали. А то и, поговаривают, сами дроу уважительно головой качали. Вот так-то.
Ещё говорят, служил ещё при первом Фёдорове во дворце один стражник. Ярый служака, в императорской семье души не чаял, и желание у него было только одно: чтоб вовек дворец императорский под защитой нерушимой был, а сам он - вечно на страже стоял. В сапоге его монетка оказалась, босой ногой нащупал. Через несколько дней штурм дворца состоялся, тогда ж волнения были в самом разгаре. Погиб стражник, но душа его живой осталась - и, как слухи ходят, легла в основу защиты дворца, которую и поныне разрушить невозможно. Потому она и реагирует молниеносно и друзей да врагов различает, что живое там сознание в корне заложено. Так и сбылось. И дворец под охраной, и стражник удалой службу свою вечно несёт.
И ещё поговаривают, что сам Мастер-Привратник, который у ворот Университета вечно сидит, получил от Шута монетку на желание вечного познания. Бдит теперь, сторож неусыпный, да с места своего отойти не может, зато книги, которые он читает, даже во дворцовых архивах порой найти нельзя. Да только видит в них смысл он один, а если кто через плечо заглянет - то закорючки непонятные, то листы чистые.
Так что если попадётся кому монетка с колпаком дурацким - не спешите подбирать, подумайте, а надо ли оно вам? Если, конечно, Шут даст вам шанс подумать.


2. Ёлка Арлекина
Было это в те дни, когда Смутные Времена только-только закончились, а первый император только-только собрал страну воедино. Стояли тогда ещё разбросанные по всей Империи не до конца покорённые города-государства, и один из них был уж очень паршивым. Ворьё, жулики, карманники, нечестные торгаши - тьфу, даже в Клоаке чести больше, чем там было. И побился об заклад Арлекин с Шутом, что пойдёт в этот город и проведёт там день, и с ним ничего не случится. А если случится - так, может, и городок пора немного того-этого? Для спокойствия.
Пошёл - только непонятно, на что надеялся. Тамошним жителям - что Первый, что Второй, да хоть сам Создатель, всё равно обдурят! И часу не прошло, как Арлекину налили разбавленного в хлам пива, попытались срезать кошелёк и обжулили в карты. И что самое главное, посеял Первый в том городке свою знаменитую Колоду. То ли напился и в кабаке оставил, то ли украли её, то ли тот самый шулер и выиграл, а только пропала она бесследно. Плюнул Арлекин на землю, проклял Колоду в сердцах, а сам пошёл развлекаться.
Зло шутит Арлекин. Это вам не Шут с его хоть и колкими, но добрыми выходками, от которых зла-то особого нет. А уж когда у Арлекина плохое настроение - ну, держись… Не повезло жителям городка. Время-то как раз под Новый год подошло, ёлка большая на главной площади стояла. Так и нашли её солдаты Фёдорова, когда в город прибыли. По всей ёлке были развешаны гирляндами кишки и прочие внутренности местных жителей, а сами они со вспоротыми животами водили вокруг неё хороводы, держась за руки. Смеялись. Веселились. А неподалёку, на крыльце ратуши, стоял уродливый карлик в трико с красными и синими ромбами. И молчал, лишь глаза злым торжеством горели. Только б лучше смеялся, право слово. Повернулся, вошёл в ратушу - и пропал, как не было. А трупы потом неделю горели, вместе с городом. Не стали оставлять на лике земном это проклятое место.
А Колода Арлекина с тех пор пошла гулять по рукам, приносят владельцам временным небывалую удачу в азартных играх. Только стоит её из рук выпустить - так всё, смерть твоя неминуема. Когда потеряешь Колоду, в тот же день погибнешь по-глупому - вишнёвой косточкой подавишься или ещё что. А потерять ты её потеряешь всенепременно, потому что Колода проклятая только и ждёт, чтобы вернуться к хозяину. Ищет его, ищет, а найти никак не может. Поэтому и не рисуют на карточных рубашках красные и синие ромбы. Беда будет.


3. Имя Домино
Домино вообще первой из Первых была. То есть, уж кто из них там первым на свет появился да кто другого силой обошёл - то никому не ведомо, а как раз в люди она первой и вышла. Ещё во время Катаклизма, как говорят, видели её, светловолосую в чёрном и белом, на улицах нынешней столицы. Тогда небо на землю всё же не падало, но стихия водная взбесилась не на шутку. И если бы не Домино, которая усмиряла Неву, потонул бы Санкт-Петербург, как есть потонул.
А то, как она имя своё получила, - это история известная. Среди Первых всегда было двое знатных выпивох - Шут да Арлекин. Вот только Шут меру свою знал, а Арлекин настолько был охоч до хорошей да бесплатной выпивки, что вызвал как-то раз демона и заключил с ним контракт. Демон обещался поставлять ему вкусного, крепкого да правильного, а взамен брал себе пищу - человеческими жизнями. В те году народу и без того полегло немало по всему миру, вот и рассудил Арлекин, что чем добру зря пропадать, так пусть хоть на пользу идёт.
Но время шло, демон требовал с каждым разом всё больше и больше, и вот уже призадумался Арлекин. Кровожаден-то он и сам был, да вот только и ему теперь казалось, что уж больно высокую плату демон взимает за одну только выпивку. Одна беда: контракт был составлен настолько хитро, что отбрехаться даже у Арлекина шанса не было. Тогда пришла к демону одна из Первых и предложила ему сыграть партию. В домино. С условием: если он проиграет, то будет служить Арлекину бесплатно и вечно, пока не найдёт себе преемника, а если нет - ну, тогда все жизни на земле его будут, рано или поздно.
И сели они играть. И выиграла Первая. С тех пор и прозвали её Домино. А демон и впрямь служил Арлекину, пока преемника не нашёл. Куда он сам делся - неведомо, а преемника всякий увидеть может, если в Клоаку проникнуть сумеет да в знаменитый Кабак зайдёт. Кабатчик-то за стойкой теперь другой стоит. Так-то.


4. Поход Жадности
Второй Жадность - он Жадность и есть, всегда и до всего был жаден: до власти, до силы, до богатства. До жизни. Уж очень ему хотелось, чтобы целый народ его признал и поклоняться начал, да не за так, а за дело. Не любил пустых слов Жадность, хоть убей. А желания его были таковы, что выполнял он их без промедления. Так и отправился в Великую Степь, где кочевали разрозненные племена орков. Там он взялся за дело с размахом, чем всегда и славился: объединил под своей рукой все стойбища в единую Орду. Не без крови, конечно, но было её мало - пошли за ним зеленокожие, и уж непонятно, как он сумел с ними договориться, - то ли на языке силы, то ли как ещё уел, да только считали они его с той поры отцом и богом. Тогда он и закрыл лоб головной повязкой с металлической полоской, на которой жгучим раствором да алмазным долотом был его знак выточен, по которому его любой орк узнать мог. Им он и подписывался - просто макал в чернила да шлёпал поверху пергамента.
И вот когда собралась Орда могучая, взыграло у Жадности сердце, и преисполнился он буйного веселья. И эту огромную силу под своей рукой захотел куда-нибудь направить. А то что ж бойцам его стоять да киснуть, не зная, куда удаль молодецкую девать? Тогда и пришла к нему Домино.
- Ты, - говорит, - я смотрю, всё на Поднебесную или на Индию поглядываешь. А я тебе другое предложу.
Вывела она его в степь из шатра и указала рукой - прямёхонько на нашу столицу. Почесал в затылке Жадность и спросил (всё-таки, мозги какие-никакие, а у него имелись), а в чём ему корысть туда переть? И ответила Домино:
- Если получится у тебя - изменишь судьбу этого мира. Если не получится - изменишь судьбу этой страны. В накладе не останешься, обещаю.
И посулила она ему, что в любом исходе его имя в веках сохранится. И вышло так. Пошёл Жадность на Петербург, полёг в битве с Отцами-Карателями, но судьбу Российской Империи изменил, ведь после его нашествия и возникли четыре полка Гвардии, равных которым во всём прочем мире не найти.
А тело Жадности, говорят, вырвали его безутешные дети из лап церковников и возвели ему пышный погребальный курган, где и захоронили вместе с верным жеребцом, головной повязкой и кинжалом. Только после того, как истребили орочье племя, за курганом стало ухаживать некому. Зарос он травой, и с тех пор уж никто не скажет, под каким из степных холмов спит вечным сном Второй Жадность.


5. Тайна Пьеро
О самом таинственном из Первых, помимо Ярости, известно очень немного. Мало осталось записей от тех, кто видел его когда-то воочию, но поговаривают, что Первым он стал не просто так, а благодаря жертве. Умирал Пьеро, когда Катаклизм разразился. От чего - теперь уже не выяснишь, не то от болезни, не то от голода, не то от ран. Но была у него сестричка, маленькая девочка, совсем ребёнок. И настолько чистой была её душа, что отдала она свою жизнь за жизнь брата, не раздумывая. С тех пор поклялся Пьеро защищать тех, кому нужна защита. Не бескорыстно, конечно, хоть по большей части и просит он не для себя. И за то, что установил он защиту на дворец императорский, Университет и Собор, взял он платой у первого императора учреждение по всей Империи сиротских приютов и больниц для бедных. С тех пор и повелось, что символ детских домов - чёрная слеза на белом фоне.
А ещё передают из уст в уста от тех, кто с ним разговаривал ещё тогда, давно, до его исчезновения, - акцент у него был дичайший. Даже обретение великих сил не помогло.


6. Милосердие Коломбины
Если уж кого из Первых и можно назвать бескорыстным, так это Коломбину. И нищим она подаёт, и на те же приюты и больницы жертвует, и добрые дела делает безвозмездно. А более всего известна она как великая целительница.
Было так, что нависла над всей Империей тень великого мора. То есть, это сейчас мы знаем, что он должен был стать великим, а так - закончился мор, не успев начаться. Тогда по окраинным мелким городкам и селениям вспыхнула чума. Лекарства прежние не помогали, травы да корешки справиться не могли, а целителей в те времена ещё пока и не было вовсе. И ездила по городам и весям чёрная с золотом карета, запряжённая четвёркой лошадей, но понимала Коломбина, что на всех её не хватит, а болезнь развивалась быстро и грозила стать обширной.
Тогда решила Коломбина побороть Чуму хитростью и, приехав к одной деревушке, где вот только заболел первый ребёнок, остановила карету неподалёку на пригорке, разложила скатёрку, наставила еды и питья, взяла в руки лютню и принялась пировать, петь и смеяться. Удивилась Чума: что такое? Сроду ничего не слыхала, кроме воплей и плача, а тут вдруг - такое веселье! Осторожно высунула голову из-под пригорка, а Коломбина её заметила и тут же рукой помахала - иди, мол, сюда, тут и на двоих хватит.
Подсела Чума к скатёрке, отведала яств, доселе невиданных, послушала звон струн и сама разомлела. Тут и предложила ей Коломбина:
- Давай, - говорит, - проверим, кто из нас двоих больше выпить сумеет.
А вино у неё было красное, сладкое, душистое - от одного запаха голову ведёт! Выпили они по бокалу, по второму, по третьему… Коломбина не пьянеет, а виду не подаёт, чтобы соперницу подзуживать. А Чуму после первой бутылки развезло, по сторонам не смотрит, руками машет и песни горланит. И подлила в её бокал Коломбина лекарство, ею же от мора этого выведенное. Как опрокинула Чума в себя этот бокал, так и захрипела, за горло схватилась, на спину повалилась - и издохла в страшных мучениях. Сразу же перестали люди и изменённые заболевать, а те, кто заболел, мигом выздоровели.


7. Гений Доктора
Это сейчас Доктора пуще всего покровителем Серого Приказа величают. А в те давние времена после Катаклизма был он основоположником алхимии. Он, а вовсе никакие не гоблины, вот пусть хоть что про себя кричат и пяткой в грудь стучат. Доктор это был. А что начал с ядов - ну, так это кому что интересно в первую очередь.
Главный-то гений Доктора вовсе не в ядах применение нашёл, хоть и с этим делом он себе равных не имел никогда. Чёрный Яд Доктора и поныне не имеет никакого противоядия. Поговаривают также, что умел Доктор стихии по флаконам разливать и закупоривать. Но венец его творения непостижим и по сей день, его пытаются повторить лучшие алхимики в стенах Университета и в глубинах Клоаки - и не могут, потому что это - Зелье Истинной Невидимости.
С Покровом-то Ночи как? Всего час действует, и только на зрение окружающих. Если будешь громко шуметь - услышат, те, у кого есть нюх, - унюхают, маги Духа и Целительства - почувствуют. Да даже маги-стихийники могут обнаружить невидимое, если знать, как. А Доктор не любил быть заметным, да и работа шпиона отнюдь этому не способствовала, поэтому его снадобье отсекало буквально всё. Если его выпить, то никто тебя не увидит, не услышит, на запах не возьмёт, биение жизни не почувствует и мысли не прочтёт, да и действует оно куда дольше, сколько выпивший пожелает. И всякий бы рад повторить рецепт, только взял Первый Доктор и смешал в нём бессмертие людей, логику эльфов, трусость орков, бескорыстие гномов и тоску гоблинов. Правда, злые языки говорят, что от гномов Доктор брал магию, но вот поди ж ты - рождаются гномы-волшебники на земле Имперской, хоть и редко безумно, так что то была явно не магия.
И ходит слух о том, что где-то, в тайных схронах, ещё лежат остатки того зелья, и ищут его днём с огнём воры да лихие людишки, потому что удачу оно им сулит небывалую. Вот только умён да хитёр был Доктор, никому не оставил свою тайну. Видит Создатель, невозможно найти то зелье - да и осталось ли что от него?


8. Ложь - Рыжая Ведьма
Уж чьё-чьё имя известно всему свету, да не по секрету - так это первой из Вторых. Тут уж действительно первой, потому что она сама себя называла старшей сестрой для всей оставшейся пятёрки. И была она самой буйной, раздражительной и скорой на разрушения. Любимой стихией всегда был Огонь, и до сих пор по Империи ходят страшные сказки о том, как гуляли по городам огненные вихри, сметая всё на своём пути, просто потому, что на Ложь как-то не так посмотрели, чихнули или наступили на ногу. Жестока она была, старшая из сестёр и братьев (да названных, конечно, там ведь никто друг на друга похож не был), и звали её Рыжей Ведьмой по цвету волос и по мощи яростной.
И был у неё веер волшебный, с помощью которого она развлекалась. Подсунет кому - и не может бедолага год и один день правду говорить. И менялся каждый раз этот веер, так что ни разу не угадаешь. Правда, было одно средство от этой напасти: ежели положить этот веер на пол в сложенном виде, обойти посолонь три раза, приговаривая “Все мужики - козлы”, а потом подпрыгнуть на одной ножке - спадал эффект.
В чём-то с Ложью не могли сравниться даже Первые. Из Клоаки доходят слухи о неудобоваримом коктейле под названием “ведьмино пойло”, которое никто, кроме Лжи, пить не может. Те, кто видел, говорят, что подавали его в заговорённом металлическом стакане с металлической же трубочкой через крышку, потому что всё прочее проплавлял, как нечего делать. А в основе, вроде как, кислота…
И сама она была, как кислота, во что ни вцепится - всё разъест! Сколько она разрушений принесла, сколько неугодных короне городов-государств поуничтожала - и не потому, что неугодны короне, а просто ей чем-то не потрафили.
А как погиб брат её Жадность, так взъярилась Ложь, точно фурия, и пошла приграничные селения уничтожать. Кровью заливала границу, огнём палила, не различая правых и виноватых. И вышли против неё церковники, те же Отцы-Каратели, что Жадность погубили, и толком-то никто до сих пор не знает, как оно так вышло, что смогли Рыжую Ведьму повязать, но повязали её - простыми верёвками, даже не цепями - и забили камнями до смерти. Страшная вышла смерть, но яркая, какой и была Ложь при жизни.
Правда, ходят слухи, что в Кабаке Клоачном на стене висит табличка, где написано, что на оной стене отпечатался лик какого-то хмыря, которого Ложь и некая компания буквально по ней размазали, и дата там стоит подозрительно позже её смерти. Но об этом надо у знающих людей спрашивать, ибо скромному составителю сего труда подобные сведения достоверно неизвестны. Да и вообще, кто знает эти клоачников? Может, дату перепутали, а может - и нарочно поставили, чтобы легенда о Рыжей Ведьме всю оставшуюся вечность из памяти народной не угасала.


9. Кнут Лжи (свиток лежал у Кирены)
Когда Клоака только становилась Клоакой, в Подземье спустился дом тёмных эльфов Та-Дракарри и резко и жёстко заявил свои права. Хотели беловолосые править под Петербургом безраздельно, и чтобы вся власть их, и налоги, и полное подчинение - ну, разве что кроме Кабака. И все были согласны - попробуй не согласиться с дроу! Да вот только была одна такая, кто попробовала.
Явилась в Клоаку Рыжая Ведьма - и ну ставить свои условия, да такие, что Матриарх Та-Дракарри сперва решила, будто ослышалась: ну, не может же существовать на свете подобная наглость, всему же есть предел! Но незваная пришелица не сдавала позиции и лишь улыбалась в ответ на возмущённые взгляды. Тогда Мать семейства предложила решить эти вопросы поединком, считая, что Ложь или устрашится, или будет убита. Но улыбка на лице Рыжей Ведьмы стала лишь шире…
Бой был коротким и жестоким. Повинуясь слову Второй, в кости Матриарха были вплавлены все её металлические украшения, и смерть её была мучительной, но дроу не могла даже кричать - даже не из гордости, а просто физически. А Ложь стояла рядом, смотрела и насмешливо улыбалась, поигрывая огоньком по пальцам. И отныне даже дроу поняли, что противоречить слову Лжи - это себе дороже. Вот так и повелось, что тёмные эльфы правят только в своей вотчине и считаются лучшими и самыми дорогими убийцами, но не королями Клоаки.
А из волос и отчасти костей Матери Та-Дракарри Рыжая Ведьма сделала себе кнут. Это было её единственное материальное оружие, в остальном она пользовалась магией. У кнута этого наверняка было какое-то магическое свойство, но какое - это известно лишь ей и, быть может, ещё кому-то из Вторых.
После смерти Лжи её оружие пропало, церковь не смогла им завладеть. Но если появится где кнут, сплетённый из белых волос, - это наверняка он, потому что второго смельчака, который бы осмелился пустить на плеть волосы дроу, не нашлось по сей день и не найдётся до конца времён.


10. Призрак на боевом посту
О том, что Алиса Викторовна Лето, заместитель ректора Санкт-Петербургского Университета и декан факультета Теории Совмещения, работает в оном Университете буквально со дня его основания (уже несколько сотен лет как), известно даже младенцу. О том, кто она такая на самом деле, ходят небывалые теории, но есть одна, которая больше всех похожа на правду.
Когда отгремел Катаклизм и страна начала подниматься из руин, Университетом занялись в одну из первых очередей. Освободили здание, начали приводить его в порядок, туда заселился ректор Зимний. И, заселившись, с удивлением обнаружил рядом с собой неожиданную соседку - привидение преподавательницы. Как заявила эта дама, она погибла во время Катаклизма, принимая экзамен, и весьма недовольна тем, что её прервали в такой ответственный момент и лишили любимой работы.
И началось для ректора веселье. Сам он тогда не очень знал, что делать с тем, что на него свалилось, а призрачная преподавательница была весьма резка в критиканских высказываниях и настойчива в действиях, из-за неё Зимний сменил аж целых три кабинета, потому что они ей были чем-то неугодны. Но, вместе с тем, покойная кандидат наук (судя по всему, какой-то весьма высокий титул в былые времена) давала весьма ценные советы и явно разбиралась в образовательном процессе, что ректор с удовольствием использовал.
Так продолжалось какое-то время, а потом Зимний махнул рукой и решил: “Раз уж я в Университете царь и бог, а не воплотить ли мне заместительницу?”. И воплотил. И до сих пор никто не знает, как он это сделал. Так и появилась в коридорах Университета бессменная, но вполне телесная Алиса Викторовна, заместитель ректора по работе со студентами.


11. Казна Жадности
Как известно, Жадность был жадным. Что поделать, как назвали - то и получили. И богатств он за свою жизнь накопил неописуемое количество. Но, в отличие от пустоголовых богатеев, Жадность прекрасно разбирался и в драгоценных камнях, и в металлах, и в украшениях, и в тканях, и предметах искусства, и во всём том, что составляло его казну. А это значит, что казна у него была - залюбуешься, и красиво, и ценно, и качественно. Любил он окружать себя роскошью, хоть в любой момент мог пересесть в седло и ночевать в продуваемом всеми ветрами шатре.
А в Петербурге жил он, естественно, не в шатре, а в доме. Правда, где находится этот дом, никто до сих пор и не понимает: не то наверху, не то в Подземье, не то вообще перенёс он его куда-то на выселки. Но известно по слухам, что до сих пор в этом доме лежат несметные богатства, не давшиеся в руки ни одному вору. Во-первых, дом этот попробуй найди. А во-вторых - в дом этот попробуй войди. Когда Жадность ещё жил открыто и дом свой не прятал, незадачливые воришки, пытавшиеся к нему влезть, то сгорали на месте, то ума и памяти лишались, то получали какие-нибудь весёлые физические увечья или особенности, вроде синих волос, которые ни сбрить, ни перекрасить. Замки у Жадности надёжные были. Вроде как, все Вторые в их зачаровании поучаствовали.
А войти в этот дом может лишь сам Жадность и те, кого он пригласил и гостем назвал, а ещё - тот смельчак, который его головной повязкой завладеет и к замку приложит, потому что знак Жадности любому дверь в его дом может открыть. Только повязка та захоронена вместе с Жадностью в кургане, а курган тот до сих пор по всей степи ищут, копают-копают - да так и не откопали ничего, ни головной повязки, ни кинжала. Кстати, кинжал он себе сам, по слухам, отковал и ценил своё оружие выше всех иных сокровищ.


12. Искусство Зависти
Вечно молодая и прекрасная Зависть была заядлой путешественницей, она исколесила в поисках знаний не только всю Россию, но и Европу и Поднебесную, а, быть может, наведывалась и в те края, о которых у нас толком и не слыхивали. Пока она находилась в Поднебесной, в неё безумно влюбился император тех времён и даже предложил руку, сердце и трон, но Зависть отказалась. Во-первых, предназначение любой императрицы - это рождение наследника, а уж к этому она была явно не предрасположена. Во-вторых, в те годы она была “замужем за Империей” и не могла просто так бросить страну, в которую вложила столько трудов и умственных усилий.
На прощание император Поднебесной подарил своей возлюбленной искусно выполненные шпильки-спицы, которые неимоверно шли её густым чёрным волосам. Кстати, именно в этой стране Зависть подхватила моду на высокие и затейливые, но всегда гладкие причёски, которые очень красиво смотрелись, но в то же время не мешали работать. А шпильки-то были как раз не простыми, а вполне себе оружием, которые можно было метать точно в цель или использовать в качестве боевых спиц. Драгоценные произведения искусства оказались остро заточенными. Что ни говори, а император видел в Зависти не только прелестную оболочку, но и несгибаемый стержень, истинную суть Второй. А она ему подарила на память подвеску в виде овального чёрного камня в серебряной оправе, который венчал серебряный же паук. Вроде бы как, с помощью этой подвески можно было читать направленные на тебя недобрые мысли. Но со временем подарок Зависти исчез из Поднебесной. Ходили слухи, что его кто-то украл и унёс в Российскую Империю.
Известно, что именно Зависть разработала концепцию Ловчей Сети, которую потом реализовывал уже кто-то из Первых. Правда, когда к ней впервые пришли с этой просьбой, Вторая наотрез отказалась, мотивируя это тем, что не хочет работать с церковниками. Но император Фёдоров был настойчив, и уговоры продолжались до тех пор, пока Зависти не пообещали нечто, что позволит ей и дальше постигать всё новые знания, во-первых, а во-вторых - обеспечит незаметность. С тех пор на благо Российской Империи и работает энергетическая система слежения, а саму Зависть более никто не видел. Ходят слухи о целом бункере лабораторий, который сокрыт где-то не то на Урале, не то на дне озера Байкал, но эти слухи так никто и не смог ни подтвердить, ни опровергнуть.


13. Обжорство и Клоака
Дама по имени Обжорство отличалась неимоверными аппетитами, что соответствовало её прозвищу. А кроме оных аппетитов и пугающего дара подчинять чужую волю, Обжорство была известна тем, что всегда сочувствовала изменённым. Не тем, которые истинные, эльфы, дворфы всякие (хотя и тем тоже). А тем, кого по-научному называют магическими мутантами. Она их и от церкви прикрывала, и от костров спасала, да много чего было в своё время.
И вот наступил тот момент, когда принят был эдикт “О бездушности изменённых”, и ушли все те, кто хоть чем-то от рода людского отличен, под землю, в старые туннели. А тогда там только туннели и были, и водились в них всяко-разные твари, и жить там особо было негде. Посмотрела Обжорство на этих горемык, посмотрела и решила, что так не пойдёт. Вышла она в туннели, прошла до самого центра под городом, а потом открыла рот и… жамкнула. Не зря же её Обжорством прозвали. Вот в том месте, что она откусила под землёй, и стоит теперь купол Клоаки. А уж как туда начали вести все туннели да тропки, это никому неведомо, кроме тех, кто при этом присутствовал (да и этим-то - не факт).
Ещё известно, что охоча была Обжорство до разномастных артефактов, да до такой степени, что её аж в Университет преподавать звали, да только она не пошла. Причём, сама она создавать артефакты не умела, но на место профессора её приглашали исключительно из-за её обширных знаний по их свойствам, описаниям и местонахождению. Шутка ли, большинство из известных артефактов находились в её сокровищнице где-то под Клоакой!
Кстати, более всех артефактов Обжорство дорожила одной мелочью, на первый взгляд - пустяковиной. Пуще жизни оберегала она маленькую зубочистку из слоновой кости, украшенную искусной резьбой. Есть мнение, что только поковыряв в зубах этой зубочисткой, могла дама сия обеспечивать такую вместимость своего желудка.
Но после смерти Лжи Обжорство исчезла, а сокровищницу, оставленную без присмотра, нагло разворовали. Некоторые из них ещё долго мелькали на чёрном и легальном рынках, но большая часть разошлась по рукам.


14. Арбалет Обжорства (этот свиток господин архивариус торжественно заныкал и выдавал только по названию оружия)
Когда Обжорство, можно сказать, создала Клоаку, все ушедшие под землю расы, естественно, поспешили выразить ей свою благодарность. Большинство отдаривалось разными артефактами, но дворфы пошли дальше и этот самый артефакт сотворили самолично. Они смастерили для неё арбалет на шесть зарядов, похожий на птицу. Клюв у него был ястребиный, и глаза ястреба рубинами алыми горели, а сам арбалет был чёрным как смоль.
Когда дворфы подошли к Обжорству со своим даром, той стоило больших усилий не рассмеяться. Всё-таки она была вежливой дамой и не хотела печалить мастеров, которые так старались.
- Простите, почтеннейшие, - спросила она, - но зачем мне арбалет? Я и стрелять-то не умею. А с таким даром, как у меня, мне и вовсе оружие ни к чему, хоть ближнего боя, хоть дальнего. Работа, конечно, изумительная, но…
- Вы, ваша милость, не серчайте, - степенно ответствовал старший дворф, - а только и с вашими способностями может пора прийти, когда не взглядом в душу, а болтом в глаз бить придётся. Вот тогда работа наша вам и пригодится.
Он поднял арбалет на вытянутых руках и вложил в ладони Обжорства.
- Шесть зарядов - это шесть Вторых, по числу. Из уважения, значить. И стрелять удобно, многозарядный, сталбыть. А насчёт того, что стрелять не умеете, это вы не беспокойтесь. Болты из этого арбалета всегда точно в цель летят, уж мы постарались.
Приняла Обжорство арбалет, почувствовала, какой он лёгкий, удобный и мягко в руку ложится, почуяла в нём силу великую - и поняла, каково это, когда артефакт сделан именно для тебя. И благодарности её дворфийским мастерам не было границ. А пользовалась ли она этим арбалетом когда по назначению или нет - тут уж сложно сказать.


15. Гордость на Арене
В Круге Вторых, как известно, каждый соответствовал своему прозванию, и Гордыня (или же Гордость, его называли и так, и так) - не исключение. Он любил находиться в центре внимания, но не так, как Ложь, которой лишь бы ярко, шумно и пышно. Он считал, что внимание надо заслужить, иначе - гордость не позволяет.
На трон Гордость никто сажать не стал, хотя претензии с его стороны всё-таки были. Но Первые поставили на Фёдорова и не прогадали, на территории Империи начал устанавливаться порядок, и Гордыне там было делать нечего. Тогда он спустился в Клоаку, взяв в руки свои верные нунчаки (восточное оружие - палки, связанные цепью, да не простой, а серебряной, а палки были из белого эльфийского дуба), и провозгласил себя лучшим бойцом из здесь присутствующих, а кто усомнится - пусть будет готов испытать себя в поединке.
Так и появилась Арена.
Постепенно, помимо Гордости, на ней стали появляться новые бойцы, которые оставались надолго, но царём горы всегда оставался он. Никто с ним не мог справиться, даже лучшие в мире убийцы - дроу. Заключались ставки, потекли рекой деньги, начали вырисовываться предпочтения толпы. А Гордость упивался льющимся на него вниманием и был счастлив. Так это продолжалось, пока не заехал на Арену какой-то мимохожий воин. Вроде бы ничего особенного, человек человеком, не изменённый, мышцами бугристыми не блистал, разве что здоровым был - что твоя колокольня. И меч за спиной его висел хозяину под стать - огромный двуручник с широким и плоским лезвием, тяжёлый даже на вид.
Бросил Гордость заезжему мечнику вызов, и тот его принял. И победил. Сломался клинок Гордыни у него в руках, да даже не поперёк, а вдоль, и в мелкую щепу рассыпался, небывалое дело. Подал воин ему руку, помог подняться, а потом похлопал по плечу - и меч свой подарил. Ещё и на ухо что-то шепнул, от чего Гордость слегка в лице изменился, а потом ушёл - и ищи-свищи, пропал, как не было.
Страшный то был удар для Гордости. Взял он подаренный меч, закинул его за спину и ушёл из Клоаки. А Арена после него как стояла, так и стоит.


16. Мудрость Лени
Когда Лень был ещё совсем юн, ленив и не склонен к масштабным интригам и отравлениям, он обитал в горах Кавказа под видом мудреца. С окрестных деревень и сёл к нему стекался народ за советами, а он насмешливо наблюдал за тем, как они пыхтя карабкаются до его жилища, расположенного в очень неудобном для обычных людей месте. И была при нём всё время книжица в сафьяновом переплёте, украшенная крупными изумрудами. Говорят, книжица была волшебная: запишешь туда желание, капнешь кровью - и сбудется всё, как написано. Вроде бы как, с помощью этой книжицы Лень своих недоброжелателей со свету сживал - тех, кто оскорблял его да камнями кидался.
И вот пришёл как-то раз к нему бедный крестьянин и сказал:
- О, великий мудрец, у меня ничего нет, кроме старой жены и старой козы, как мне стать богатым и знаменитым?
Лень устало вздохнул, прикинулся, что думает, и затем молвил:
- Выгони из дома свою жену, приведи ко мне свою козу, а затем ты получишь мой ответ.
Крестьянин вернулся домой, выгнал свою жену, потом взял козу и, кряхтя и охая, начал вновь подниматься к жилищу мудреца. Тот посмотрел на него, посмотрел на козу, снова вздохнул и сказал:
- Ты знаешь, я понятия не имею, как тебе стать богатым и знаменитым.
Вот так-то. За Ленью потом в горы Ложь пришла, зазывать в Круг Вторых, а мудрец в горах остался, куда ж без него? Стадо коз у него и три жены, одна другой краше.
А когда Лень спустился с гор, то прежде всего, помимо своего Круга, завязал дружбу с Доктором. Он и подарил ему кольцо в форме когтя, на которое был нанесён знаменитый Чёрный Яд, от которого нет противоядия. Видать, глянулся ему способный ученик. Чувством юмора.


17. Вампиры и солнце
Есть сведения из древних книг, что когда-то вампиры, существовавшие ещё до Катаклизма, панически боялись солнца. На свету они получали ожоги, а в конечном итоге вспыхивали и сгорали до состояния пепла. Но сейчас всё изменилось, и одна из легенд гласит, почему.
В среде вампиров выделяется один, древний, властный и умный, настоящий правитель. Как его зовут - никто не знает, а те, кто знает, - молчат, потому что он очень не любит своё имя. Называют его просто: Граф. Под крылом этого Графа и расцвела-заколосилась буйным цветом диаспора пьющих кровь.
Именно он вёл переговоры с четой Ноэрдвайк по поводу легализации своих подданных, именно он принял условие не убивать людей и изменённых ради крови, взамен выторговав наличие донорских пунктов. Но главной его заслугой перед своим племенем были отнюдь не эти переговоры.
Точно об этом знают лишь сами вампиры, да и то не все, а до нас лишь дошли слухи, что сразу после Катаклизма выплыла на свет белый древняя вампирская реликвия, которую мог разбудить только могущественный вампир. Когда к власти пришла церковь, реликвия пропала, но когда церковников разогнали в Российской Империи, реликвия вновь проявилась - в Праге, столице Чешского королевства. Туда направился и Граф.
Реликвия эта оказалась настоящим божьим даром для вампиров. Волей своею пробудил её Граф - и буквально через полтора месяца его соплеменники постепенно начали приобретать способность находиться на солнце без последствий для себя. Через полгода вампиры разгуливали на свету абсолютно безбоязненно, а Прага стала столицей не только Чешского королевства, но и вампирской диаспоры.


18. Серебряный дракон
С давних пор каждый любопытствующий маг рано или поздно задаётся вопросом: если в нашем мире после Катаклизма появились всяческие магические мутанты, а в лесах и морях завелись чудовищные создания из древних легенд, то куда же подевались драконы? Дело в том, что как минимум на территории Европы и Российской Империи их практически никогда не видели. То, что они водятся в Поднебесной, известно всем, но там - свои особые драконы, и отношение к ним особенное. Тела у них гибкие, вытянутые, крыльев нет, а лапы - короткие и прямо под брюхом.
Но как же так называемые драконы классические? Те самые, с кожистыми крыльями, как у летучей мыши, разноцветной чешуёй, выдыхающие пламя из пасти? Возможно, они тоже появились, только спят где-нибудь в глубинах гор, и никакие дворфы их пока не откопали.
Вот только около сотни лет назад случилось нечто, поразившее умы всех свидетелей этого зрелища. Не где-нибудь, а рядом с Петербургом, в поместье тогда ещё крон-герцогов Ноэрдвайк видели дракона, да не простого, а серебряного. Не очень большого, но самого настоящего - и с крыльями, и с чешуёй, и с хвостом, и пламя из пасти, вроде как, выдыхал, по словам очевидцев. Он возник из ниоткуда, разрушил поместье, которое потом отстраивали, и улетел.
Откуда он взялся и куда делся - неведомо, его потом нигде не видели. Но если есть один дракон - значит, могут быть и другие. Поэтому можно последовать мудрому совету и быть всегда готовыми к встрече с гигантским, чешуйчатым и огнедышащим. И хорошо, если разумным…


19. Политика Светлого Леса
Широко раскинулся Светлый Лес на территории Российской Империи, густы его леса, зелена трава, прозрачны и быстры ручьи. И правит в нём не король и не император, а эльфийская Владычица. Говорят, что она прекрасней всех на свете. Волосы её - чище чистого золота, глаза - синее небесных сапфиров, а голос звенит, как серебряные колокольчики.
Когда начали разрастаться леса светлых эльфов, больших трудов стоило их остановить. И с тех пор отношения Империи и эльфов были слегка напряжёнными, пока сто лет назад у Светлого Леса не появился посол в Российской Империи. Причём, весьма спонтанно. Потому что леди Нолвэнде сперва решила, что будет послом при дворе четы Ноэрдвайк, а потом поехала сообщать это своей Владычице. Таковы уж светлые эльфы - совершенно нелогичные с точки зрения людей…
Вернулась леди Нолвэнде в родные края, встретили её там ласково и приветливо, как всех своих детей Лес встречает. А она с порога - к Владычице во дворец.
Сидит Владычица на своём троне, а трон тот - живой, не срубленный, веточки оттуда растут с листочками зелёными, сплетаются хитрыми узорами. В распахнутые окна птицы влетают, на спинку трона садятся, а у ног Владычицы кролики шуршат да ёжики пыхтят, и к коленям её оленята ластятся. Глянула Владычица ласково на свою блудную дочь и молвит:
- Здравствуй, дитя. С какими вестями ты пришла из земель людских?
А леди Нолвэнде как припечатает без лишних предисловий:
- У людей сменилась династия, я при тамошнем дворе послом буду от Светлого Леса и ещё учиться в местном Университете, больно там маги хороши. Так что, госпожа моя, давайте пересматривать нашу политику в отношении людей. Ах да, и ещё я замуж вышла. За тёмного эльфа. И тоже во имя политики и мира во всём мире - или хотя бы на территории Российской Империи.
Владычица так и ахнула, чуть с трона не упала! И начались у них долгие споры, ссоры да разногласия, но в конечном итоге неведомо как уговорила леди Нолвэнде свою повелительницу. И только благодаря ей появились эльфы в людских городах, хоть города эти не особенно любят.

@темы: информация по миру

Комментарии
2015-04-21 в 13:29 

Найерлисс
:hlop:[maRk]
И замысел и исполнение - просто вах!

2015-04-21 в 15:53 

Чароит.
Плод чернокнижия, дева и юноша.(с)
а в книгу архивариуса мы влезли в первую же ночь, прочли про арбалет и переписали шифр от ритуалы Кирены..

2015-04-21 в 16:12 

Аэлирэнн
Чароит., а про арбалет не от вас пряталось, а от Арнольда)) Но вы таки молодцы, да-а!))

2015-04-21 в 21:51 

Чароит.
Плод чернокнижия, дева и юноша.(с)
Аэлирэнн,нам было так нехрен делать в полчетвертого утра, что мы пошли в библиотеку. а потом откопали васисуалия.

2015-04-21 в 22:15 

Аэлирэнн
Чароит., про Васисуалия - это я сделала пакость Лукреции) Когда ей досталась монета Шута, я внушила ей желание найти шпица Васисуалия - и знание, что он где-то на кладбище.

2015-04-21 в 22:19 

Чароит.
Плод чернокнижия, дева и юноша.(с)
да. а теперь представь: глухая ночь, трое высокородных студентов. Конрад понтуется тем, что только из Клоаки, "я теперь вампир и ничего не боюсь". И тут Марианна: а пойдемте на кладбище. Мне нужен шпиц Васисуалий. Конрад: :wow: КУДА?! Ночью? На кладбище?!! Там же темно!(

2015-04-22 в 17:04 

Аэлирэнн
Чароит., клянусь Первыми, вы шикарны!))

2015-04-22 в 17:04 

Аэлирэнн
Чароит., клянусь Первыми, вы шикарны!))

2015-04-23 в 01:04 

Чароит.
Плод чернокнижия, дева и юноша.(с)
Аэлирэнн, клянусь Вторыми, мы дебилы...

   

Магический Петербург: Время перемен

главная